Гимн Краснодарского краяГерб и флаг Краснодарского краяСимволы субъектов Краснодарского края Добавить в Избранное Сделать стартовой Назад
Главная :Связь
 
Разделы:
Памятники
Губернатор
Руководители края
Культура
История
Казачество
Вокруг рекламы
Природа
Эрудит
Культура
Библиотеки
Памятники
Песни
Фотоальбом
Разное
Экономика и сельское хозяйство
Сайт

Реклама
Кубанские
 
 
Экономика Краснодарского края

Социально-экономическая ситуация на Кубани (1945-1985 гг.)
 

 

Восстановление народного хозяйства края в послевоенные годы

 

Вторая половина XX в. в отечественной истории отличается нестабильностью, противоречивостью и своеобразными зигзагами в общественно-политиче­ском развитии. Духовный подъем послевоенных лет и новый виток репрессий, попытки реформ в годы «от­тепели» и в середине 1960-х годов, стагнация и нара­стание негативных явлений в общественной жизни в годы «застоя», наконец, «перестройка» и распад Со­ветского Союза. В этих условиях Кубань развивалась в рамках общероссийской, а точнее, общесоветской парадигмы.

Следует отметить, что в послевоенные годы в эко­номической политике победила линия на восстанов­ление мобилизационной, административно-командной модели развития, сформировавшейся в довоенные годы и успешно работавшей в годы борьбы с фашиз­мом. Таким образом, те послабления, которые допус­кались в годы войны, постепенно сводились на нет. Правительство усилило меры по возврату колхозной и совхозной собственности. Коллективные формы хо­зяйствования в целом справлялись с общегосудар­ственными задачами обеспечения продовольствием. Однако достигалось это за счет принуждения, госу­дарственной эксплуатации селян.

На Кубани задачу возвращения коллективной соб­ственности решали партийные ячейки, сеть которых была восстановлена и укреплена к концу войны. Неред­ко применялись жесткие меры принуждения. Успехи в восстановлении сельского хозяйства достигались отчасти и такими мерами, как увеличение размера обязательных государственных поставок. При этом цены на сельскохозяйственную продукцию не меня­лись с 1940 г. и составляли одну седьмую ее себесто­имости.

Государство применяет в этот период такие мето­ды по мобилизации внутренних ресурсов, как обяза­тельные займы. Особенно сильно пострадали кресть­яне, хранившие деньги дома, в результате денежной реформы 1947 г. Эти и другие мероприятия прави­тельства породили среди жителей села стремление перебраться в города.

Несмотря на помощь правительства и самоотвер­женный труд жителей, положение в сельскохозяй­ственном производстве Кубани было довольно слож­ным. Посевные площади и поголовье скота в 1946 г. в колхозах и совхозах еще не достигли предвоенного уровня 1940 г. Государство дополнительно направи­ло кубанцам 2400 тракторов, более 2000 комбайнов. Только в 1950 г. парк сельхозмашин достиг довоен­ного уровня, а к концу 1950 г. производство зерно­вых культур также вышло на уровень 1940 г. Но животноводство продолжало еще сильно отставать.

Одним из путей улучшения положения в сельском хозяйстве стало укрупнение колхозов, начавшееся в 1951 г. Число колхозов на Кубани сократилось с 2379 до 921. В рамках кампании по укрупнению было при­нято решение о бесперспективности многих кубанских хуторов. В результате проведенного обследования из 2500 сельских населенных пунктов в крае были при­знаны перспективными, т. е. подлежащими дальней­шему развитию 900 хуторов, насчитывающих от 500 до 3000 жителей. Экономическое и социальное раз­витие остальных было признано неоправданным. Реше­ние обосновывалось на экономических расчетах. На Кубани 40 процентов колхозов имели менее 1000 гек­таров сельхозугодий. В данных условиях хозяйства не могли себе позволить содержание высококвалифи­цированных специалистов, эффективно использовать технику. Данная реформа несколько ослабила кадровый голод, однако для существенного увеличения произво­дительности труда и улучшения положения крестьян необходимы были более значимые преобразования.

По-прежнему широко применялись идеологичес­кие мероприятия. Массовым и эффективным стало движение инициаторов передовых методов уборки сельхозкультур. Например, среди комбайнеров Кущевского района в этот период прославился К. А. Борин, удостоенный званий Героя Социалистического Труда (1949) и лауреата Государственной премии (1951). Впоследствии в честь передовика был учрежден спе­циальный кубок, за право обладания которым боро­лись трудовые коллективы района.

В ответ на призыв к освоению новых, целинных, земель в 1954-1955 гг. на Алтай и в Казахстан вы­ехало более 12 тысяч юношей и девушек нашего края. В одном из районов Алтайского края 380 молодых кубанцев создали совхоз, назвав его «Краснодарский».

По четвертому пятилетнему плану 1946-1950 гг. предусматривалось не только восстановить, но и значи­тельно превзойти довоенный уровень промышленного производства. Планировалось строительство 22 новых промышленных предприятий помимо восстановления разрушенных. Однако объективные трудности - ост­рая нехватка мужских рабочих рук, техники, строй­материалов, низкая производительность труда - ме­шали реализации данных планов.

Довоенный уровень промышленного производства на Кубани был достигнут только к 1950 г. Лидерами в промышленном производстве остались традицион­ные для СССР отрасли - предприятия по выпуску машиностроительной, металлообрабатывающей, топ­ливной промышленности и строительных материалов. Параллельно с восстановлением велось строительство новых фабрик и заводов.

Как характерный пример отношения к труду мож­но привести деятельность Новороссийского вагоноре­монтного завода. За три года четвертой пятилетки рабочие завода внесли 28 рационализаторских пред­ложений, что дало в общем итоге 135 тыс. рублей прибыли. Именно в этот период сформировался осо­бый тип руководителя-бессребреника, а также рабо­чего-трудяги, не щадивших себя в работе на благо народа, Родины, не ищущих материальных выгод и благ. Для людей того поколения слова «честь», «дос­тоинство», «Отечество» не были пустым звуком, но определяли мировоззрение, жизненные установки.

В пятой и шестой пятилетках промышленность края пополнилась такими предприятиями, как Ар­мавирский завод испытательных машин, Краснодар­ский камвольно-суконный комбинат и гидролизный завод. Дали ток Краснодарская и Армавирская ТЭЦ, Белореченская ГЭС, Афипская ЦЭС. Вошли в строй Новокубанский, Усть-Лабинский и Адыгейский са­харные заводы. Началась промышленная добыча газа, что позволило приступить к сооружению газопрово­да Кубань - Ростов - Ленинград. Всего вступило в строй 70 индустриальных объектов;? Выпуск валовой продукции промышленностью увеличился в 2,7 раза. Улучшилось и ее качество. Некоторые изделия пре­восходили мировые стандарты. Например, продукция Краснодарского завода измерительных приборов ус­пешно экспортировалась в 26 стран Европы, Азии и Африки.

Следует отметить, что в промышленности края, как и в стране в целом, наблюдался характерный пе­рекос в сторону игнорирования предприятий по выпуску товаров народного потребления. Легкая и пище­вая промышленность была восстановлена на 70-80 про­центов. Ниже довоенного уровня оставалось произ­водство сахара, мяса, растительного масла, муки, марга­рина, кондитерских изделий, а также обуви и одежды. Довольно тяжелой была ситуация с жильем в пер­вые годы после изгнания фашистов. Люди продолжали жить в землянках, подвалах, сараях, полуразрушен­ных зданиях, часами стоять в очередях у магазинов, пешком добираться до работы, а дети - заниматься в три смены в школах.

В Краснодаре за 1943-1945 гг. было восстановлено 22 тыс. кв. м жилья. Однако после окончания войны, демобилизации армии, возвращения эвакуированных в тыл и мобилизованных на производство в восточ­ные районы страны жителей Кубани нехватка жилья стала ощущаться особенно остро. Правительство и местные органы власти выделяли ссуды на строитель­ство индивидуального жилья, однако этих ассигно­ваний явно не хватало.

Для нормальной жизни необходимо было не толь­ко восстанавливать, но и вводить в эксплуатацию новые здания жилого фонда, школы, больницы, ма­газины, клубы, библиотеки. Процесс восстановления социально-культурной сферы растянулся в целом д«* конца 1950-х годов. После освобождения Кубани и по окончании войны было восстановлено 192 библио­теки, 510 изб-читален, 486 клубов, 56 домов культу­ры, 6 музеев.

Несмотря на трудности восстановительного пери­ода, Краснодарский край за достигнутые успехи в сель­ском хозяйстве в 1957 г. был награжден орденом Ленина. В этом же году Адыгейская автономная об­ласть тоже была награждена орденом Ленина.

Необходимо отметить, что советская партийно-го­сударственная система, для которой был характерен мобилизационный, административно-командный тип развития экономики, в эти годы фактически исчерпала себя. На определенном этапе Советское государство сталинского образца решило важнейшие цивилизационные задачи построения основ индустриального общества в СССР, сохранения и укрепления государ­ственности. Однако к середине 1950-х годов этих форм и методов стало недостаточно - ощущалась необхо­димость реформирования системы управления, фи­нансирования и функционирования экономики, со­циальной сферы.

Демократизация общественной жизни в годы «оттепели»

Год 1953-й начался с выборов в местные Советы. Организации и проведению выборов в советской сис­теме придавался большой политический смысл. Со­гласно результатам голосования 22 февраля депута­тами Краснодарского краевого Совета стали известные деятели государства - И. В. Сталин, Л. П. Берия, Г. М. Маленков. Смерть вождя 5 марта 1953 г. яви­лась полной неожиданностью для страны. Практи­чески сразу же началась бескомпромиссная борьба за власть - за будущее развитие страны.

В высшем политическом руководстве не было раз­ногласий по поводу необходимости немедленных ре­форм. Это было очевидно всем. Однако в вопросе о вы­боре дальнейшего курса единства не наблюдалось. Так называемые сталинисты - Л. П. Берия, В. М. Молотов, Л. М. Каганович - выступали за сохранение суще­ствующей модели управления с незначительными коррективами.

Линия на смягчение режима формировалась пре­емником И. В. Сталина Г. М. Маленковым и укрепи­лась при Н. С. Хрущеве, который постепенно сосредо­точил в своих руках и партийный, и государственный рычаги управления страной. Деятельность Н. С. Хру­щева по либерализации общественно-политической жизни страны получила название «оттепель» по од­ноименной повести И. Эренбурга. Следует отметить, что Н. С. Хрущев обладал наряду с решительностью и честолюбием такими качествами, как волюнтаризм, вспыльчивость, был нетерпим к другим мнениям, не­совпадающим с его точкой зрения. Его экономиче­ские преобразования не имели под собой серьезной научной базы, в отличие от предшественников часто диктовались сиюминутными капризами нового лиде­ра. Не случайно отправляя Н. С. Хрущева в отставку, соратники по партии обвинили его именно в отказе от принципа коллективности в руководстве, админи­стрировании, авантюризме.

Следует признать, что у Н. С. Хрущева хватило мужества, хоть и в безличной форме критики «куль­та личности», осудить существовавшую политическую систему. С 1953 г. началась обработка общественно­го мнения, подготовка его к новым оценкам прошло­го и новой внутренней и внешней политике в буду­щем. Политика постепенного смягчения отношений с Западом, демонтажа «железного занавеса» косну­лась и Кубани. Именно Краснодарский край был од­ним из первых регионов, принимающих зарубежных гостей. В 1955 г. сюда впервые приезжала представи­тельная американская сельскохозяйственная делегация. Период 1956-1957 гг. - от XX съезда КПСС до разгрома «антипартийной группы Молотова - Мален­кова - Кагановича» - стал решающим в утверждении с одной стороны антисталинской линии, с другой - за­креплении у власти Н. С. Хрущева. В той внутрипар­тийной борьбе можно отметить любопытный факт, связанный с партийными функционерами Кубани. В 1957 г. группа ближайших соратников И. В. Ста­лина попыталась сместить Н. С. Хрущева. Известно, что Никита Сергеевич пользовался широкой поддер­жкой рядовых партийцев, в том числе членов ЦК КПСС. Именно они созвали внеочередное совещание, на котором решительно высказались в поддержку Н. С. Хрущева. Председательствовал на этом совеща­нии бывший первый секретарь Краснодарского край­кома ВКП(б) Н. Г. Игнатов, протокол вел Д. С. Полян­ский - действующий руководитель края.

После указанных событий утвердилась новая по­литическая линия в высшем руководстве страны, за­тем началась ротация кадров на местах. Отправной точкой в этом процессе стала кампания по укрупне­нию сельских Советов. Общая атмосфера, царящая в стране, приводила к совершенно немыслимым в ста­линский период прецедентам. Например, в Коренов-ском районе депутаты дали отвод кандидату в руко­водители района, утвержденному и рекомендованному сверху. Настоящая кадровая революция и масштаб­ная реорганизация управленческих структур, прове­денная в рамках перехода от отраслевого управления экономикой к системе совнархозов, окончательно ут­вердила у власти на всех уровнях «новых людей».

Однако, несмотря на попытки демократизации общественно-политической жизни страны, новое ру­ководство не чуралось использовать методы борьбы с противниками, применявшиеся в предшествующий период (правда, в более «мягкой» форме - без физи­ческого уничтожения). Те руководящие работники, которые не смогли приспособиться к изменившейся ситуации, подвергались различным взысканиям. Так, например, несколько сомневающихся в правильности нового курса руководителей и активистов партии -слушателей Геленджикской партийной школы, име­ющих неосторожность выказать свое недовольство, получили взыскания по партийной линии. То же слу­чилось с одним из заместителей председателя край­исполкома, «неадекватно» отреагировавшим на инфор­мацию о разгроме «антипартийной группы Молотова -Маленкова - Кагановича.

Таким образом, реальная демократизация обще­ственной жизни, стремление к устранению несправед­ливостей, допущенных режимом, на самом деле со­провождались жестким политическим прессингом, устранением неугодных в более мягкой форме («ро­тация кадров», почетные отставки), контролем за иде­ологической обстановкой в стране. По сути, многие проводимые высшим руководством мероприятия – демократизация выборов, переход от отраслевого к территориальному управлению - зачастую сопровож­дались очередной кадровой чисткой.

Деятельность Н. С. Хрущева связана с еще боль­шим, по сравнению с предшествующим периодом, внедрением в общественное сознание политических утопий, взлетом социального прожектерства. К чис­лу таких утопических и заведомо невыполнимых обе­щаний можно отнести обещание построить к 1980-м годам коммунизм с бесплатными товарами и услуга­ми и всеобщим изобилием.

На Кубани данный «проект» привел к разработке крайсоветом в начале 1960-х годов программы со­здания широкой сети поликлиник на общественных началах, в которых должны были бесплатно трудить­ся врачи, ученые и студенты мединститута, причем помимо основной работы. В Краснодаре таким обра­зом прошли медосмотры и лечение 13 тысяч человек. На общественные начала пытались перевести и ре­монт жилого фонда, создавая специальные бригады из жителей квартала.

Поиски неких универсальных решений, способ­ных разом разрешить все экономические трудности, были характерной чертой периода правления Н. С. Хру­щева. В разное время такой «панацеей» выступали сначала всеобщее сеяние кукурузы, затем квадратно-гнездовой способ в растениеводстве. Были даже со­вершенно комичные проекты, как, например, по­пытка улучшения положения в свиноводстве через внедрение «отсосно-подсосного метода» кормления поросят.

Характерный пример деятельности местного поли­тического руководства, пришедшего вместе с Н. С. Хру­щевым, был дан в Рязани. Руководитель обкома Ря­занской области в один год приказал забить на мясо весь скот - приплод, маток, племенной фонд. Но, полу­чив награды и поощрения, на следующий год, когда наступил полный кризис в животноводстве и вскрылись его действия, он был вынужден покончить жизнь самоубийством.

Характерно, что на обсуждении проблем живот­новодческой отрасли на пленуме краснодарского край­кома в 1957 г. один из участников предлагал исполь­зовать рязанский опыт. Тогдашний руководитель края Д. С. Полянский видел одну из причин затруднений в отрасли в неиспользовании «такого огромнейшего резерва, как разовые свиноматки», и утверждал, что главная беда в том, что «в течение 3-4 месяцев про­должают оставаться непокрытыми 30 тысяч разовых свиноматок». Вину за данное «упущение» Д. С. По­лянский возлагал на секретарей районных парторга­низаций, с которыми прошло уже пять совещаний по данному вопросу. Руководитель крайкома лично ос­воил специальность техника по искусственному осе­менению животных и принимал экзамены у район­ного начальства. Причем все эти мероприятия по внедрению передовых технологий искусственного осе­менения воспринимались как важнейшая государ­ственная задача.

Подобный стиль руководства, пример которому подавал сам Н. С. Хрущев, не мог положительно ска­заться на всей экономической политике государства. Ярким примером кампанейщины и прожектерства является знаменитое соревнование Кубани с амери­канским штатом Айова, развернувшееся как раз в эти годы. По поводу его Д. С. Полянский даже имел на знаменитом Пленуме 1957 г. стычку с Л. Кагано­вичем, сомневавшимся в способности «жемчужины России» догнать и перегнать заокеанского соперни­ка. Подобного рода программы, не имеющие под со­бой серьезной научной и материально-технической базы, сопровождающиеся идеологическими кампани­ями под лозунгами: «Догоним и перегоним Айову!», «Превратим Тамань в Советскую Шампань!», подры­вали авторитет власти, создавали почву для нигили­стического отношения к ценностям и идеалам Совет­ского государства.

В этот же период неоправданно много посевных площадей на Кубани отводилось для посевов кукуру­зы. На одном из совещаний в Краснодаре, на кото­ром присутствовал пропагандист кукурузы Н. С. Хру­щев, академик П. П. Лукьяненко при мертвой тишине зала резко возражал против неоправданного увели­чения ее посевов на Кубани, мотивируя тем, что пше­ница дает здесь лучшие и более устойчивые урожаи. Н. С. Хрущев горячился, но по существу не мог ничего возразить «хлебному академику» с мировым именем.

Вместе с тем надо отметить, что во внутренней по­литике в «хрущевское десятилетие» произошла опре­деленная смена политических ориентиров, был про­веден ряд положительных социально-экономических мероприятий. Существенное облегчение почувствова­ли крестьяне. В 1953 г. были снижены налоги на приусадебное хозяйство, что для Кубани было осо­бенно важным и существенным фактом. Большую свободу хозяйственной деятельности получили кол­хозы и совхозы. На колхозников была распространена система социальных гарантий. Новым явлением было направление проектов директивных документов зара­нее непосредственно в Краснодар - для обсуждения.

В годы «оттепели» краевое руководство успешно решило больную для региона «хлопковую проблему». Под давлением И. В. Сталина с 1940-х годов на Ку­бани началось широкое внедрение культуры хлопка, под посевами которого к 1952 г. было занято 165 тыс. гектаров. Поскольку климатические условия Красно­дарского края не позволяли хлопчатнику вызревать, то добиться каких-либо урожаев, не говоря уж об устойчивых, было практически невозможно. К тому же если хлопок и вызревал, то осенью, отличающейся на Кубани сильными ветрами, которые просто выду­вали коробочки хлопка, собрать его урожай не пред­ставлялось возможным. Естественно, что выращива­ющие хлопок хозяйства несли огромные убытки.

С весны 1953 г. крайисполком стал активно доби­ваться у Москвы сокращения посевов хлопка. Первоначально краевым властям разрешили не расширять существующие посевные площади, затем - сократить некоторые новые хлопковые плантации. Воспользо­вавшись сложившейся ситуацией, краевое руковод­ство более настойчиво стало требовать разрешения на отказ от посевов хлопка. Во второй половине 1950-х годов хлопковый эксперимент на Кубани был пре­кращен окончательно.

В целом меры нового партийного руководства, а именно: кадровая революция, социальная полити­ка на селе, возврат к принципам материальной заин­тересованности и хозяйственной самостоятельности в колхозах и совхозах, отказ от карательных мер во внутренней политике - повлекли за собой рост ини­циативы на местах. Общая атмосфера открытости внут­ри и вне страны привела к существенному экономи­ческому росту.

Первоначально практика организации совнархо­зов, в том числе и Краснодарского, создала предпосыл­ки для активного проявления инициативы на местах. После разделения партийных комитетов на промыш­ленные и сельскохозяйственные стали проводиться эксперименты по переводу предприятий на хозрасчет, учету производимой продукции не по валу, а по ас­сортименту и качеству.

1960-е годы отмечены ростом трудового энтузиаз­ма, внедрением новаторских подходов в производстве. На всю страну прославились Герой Социалистического Труда В. Я. Первицкий и его механизированное зве­но, работающее на полях Кубанского научно-иссле­довательского института испытания тракторов и сель­скохозяйственных машин. Без применения ручного труда на площади 160 гектаров небольшой коллек­тив получил по 63 центнера зерна кукурузы с гектара. Шесть механизаторов звена Героя Социалистическо­го Труда В. А. Светличного, работающих там же, также без применения ручного труда вырастили по 434 цен­тнера свеклы с каждого из закрепленных за ними 150 гектаров. При этом сократив себестоимость и История Кубани

затраты труда на производство одного центнера свек­лы, которая равнялась 30,5 копейки. Уже в 1961 г. в школах передового опыта, возглавляемых В. Я. Пер-вицким и В. А. Светличным, обучалось 1400 механи­заторов края.

Высокими урожаями за счет интенсификации зем­леделия прославилась комплексная бригада колхоза «Кубань» Усть-Лабинского района, возглавляемая дважды Героем Социалистического Труда М. И. Кле­пиковым. Хлеборобы работали под лозунгами: «Уме­ешь сам - научи другого!», «Земля соседа - не чужая земля!». В этот период на Кубани развернулось мас­совое движение за высокую культуру земледелия. В 1970 г. хлеборобы края собрали 7,8 млн тонн зер­на - лучший результат за всю историю сбора зерна на Кубани. Было сдано государству 3,5 млн тонн ку­банского хлеба при плане 2,7 млн тонн. Страна по­лучила также кукурузу, рис, подсолнечник.

Сахарные заводы каждый сезон перерабатывали в среднем 5 млн тонн свеклы, производя 0,5 млн тонн сахара. В 1966-1970 гг. возросло производство ово­щей, плодов, ягод и винограда. Успешно решались проблемы дальнейшего развития животноводства, повышения продуктивности скота, роста его поголовья. Эти положительные сдвиги существенно повысили производительность и доходность предприятий, позво­лили сделать значительные вложения в социальную сфе­ру, медицину, образование. В 1953-1954 гг. в процессе укрупнения сельсоветов культура и медицина полу­чили дополнительно около 200 зданий. В 1960 г. был открыт знаменитый пионерлагерь «Орленок». В 1954 г. начал работать Армавирский пединститут. В 1955 г. вступил в строй малый Краснодарский эксперимен­тальный телецентр, а с 1959-го начал работу полно­масштабный. Если в 1956 г. в крае было 123 телеви­зора, то в 1959-м - почти 13 тысяч. Причем в 1959 г. прошла кампания по изъятию служебных телепри­емников, имевшихся в квартирах краевых руководи­телей. Все они были переданы в телецентр, остался лишь один - в доме у председателя крайтелерадио.

В годы «оттепели» активно развивалась кубан­ская промышленность. В 1957-1958 гг. было начато строительство 14 сахарных заводов, Краснодарского хлопчатобумажного комбината, других предприятий. В то же время, поскольку край оставался крупней­шим сельскохозяйственным регионом страны, мест­ные ученые и специалисты активно наращивали об­мен научной информацией, стремились к творческому поиску в аграрной сфере.

Однако прожектерство государственных мужей на высшем уровне по-прежнему довлело над объектив­ными данными науки и приводило к непродуманным решениям, нередко приносившим экономике серьез­ный ущерб. Особенно тяжелыми последствиями обер­нулся не подкрепленный ресурсами проект закупки крупного рогатого скота у населения. Рассчитывали при этом создать мощный сектор общественного жи­вотноводства, который бы исключил необходимость содержания коров в подсобном хозяйстве, освободил время селянам и разгрузил их от домашней работы. Однако базы - прежде всего кормовой - для содер­жания такого поголовья в колхозно-совхозном стаде просто не было. В результате начался массовый па­деж и забой скота.

Именно такие, не подкрепленные комплексным анализом и расчетами, эксперименты-прожекты при­вели в скором времени к существенным сбоям в эко­номике страны и края. Тот положительный потенци­ал, первоначальные успехи в экономике, которые были достигнуты на первом реформаторском этапе, смени­лись нарастанием трудностей и проблем. Непродуман­ные скоропалительные реорганизации и эксперименты при слабой проработке реальных общественных пер­спектив обусловили нарастание трудностей в эконо­мике и осложнение политической ситуации. «Навер­ху» это усугублялось конфликтом между творческой интеллигенцией и Н. С. Хрущевым, возникшим после необдуманных,  резких до грубости выступлений руководителя государства, разрушавших дарованную было относительную свободу творчества. К 1962 г. ухудшилось финансовое положение страны. СССР впервые в истории вынужден был осуществлять за­купки зерна за рубежом. Внутри страны были повы­шены цены на продукты питания. Популярность, ав­торитет Н. С. Хрущева начинают падать.

Углубились финансовые трудности и в Краснодар­ском крае. Руководство вело интенсивную переписку с центром, добиваясь кредитов для покрытия дефи­цита платежного баланса. Было заморожено строи­тельство ряда важных объектов социального назна­чения, в 4-5 раз снизились дотации театрам.

На фоне постепенного обострения ситуации в ряде мест произошли массовые волнения. В 1961 г. в Крас­нодаре вспыхнуло стихийное выступление жителей города. Первоначально возник небольшой конфликт между военным нарядом и горожанами, хотевшими предотвратить арест солдата, пытавшегося что-то про­дать на краснодарском Кооперативном рынке. После того как случайной пулей в здании милиции был убит молодой паренек, волна демонстрантов даже захва­тила на некоторое время здание крайкома КПСС. С большим трудом обстановку в городе удалось норма­лизовать. В Новочеркасске, соседней с краем Ростов­ской области, в 1962 г. события приобрели особенно бурный и трагический характер. Здесь демонстрация горожан, недовольных повышением розничных цен, была обстреляна и разогнана войсками, погибли люди.

Все более явственным становился кризис рефор­маторской деятельности Н. С. Хрущева и его сторон­ников. Проведя первичный демонтаж тоталитарных структур, убедив граждан в необходимости дальней­ших преобразований, Хрущев, не располагавший цель­ной программой действий, противоречивый в своих взглядах и поступках, потерпел поражение. В октяб­ре 1964 г. на Пленуме ЦК КПСС его смещают с поста «по собственному желанию».

В то же время экономический опыт Кубани и многих других регионов свидетельствует о том, что по край­ней мере в 1950-х годах удалось осуществить опреде­ленное продвижение к демократизации общества, де­монтажу тоталитаристских структур в сочетании с рос­том благосостояния населения.

Кубань в середине 1960-х -в 1980-е годы. Достижения и просчеты «эпохи застоя»

Новое руководство страны во главе с Л. И. Бреж­невым начало свою деятельность с воссоединения парт­организаций (вместо сельской и городской), постепен­ного обновления кадров на местах. Таким образом, новый лидер также начал с «ротации кадров», заме­щая «своими» людьми ключевые должности. Это два­дцатилетие - с середины 1960-х до середины 1980-х го­дов - вошло в историю Советского государства как «эпоха застоя».

Необходимо отметить, что в первый период прав­ления Л. И. Брежнева страна сделала мощный рывок в социально-экономическом развитии, потенциал ко­торого во многом сохранялся до начала 1980-х го­дов. Однако к концу 70-х годов, когда у руля мощ­нейшего государства находился полупарализованный и плохо соображающий инвалид, реальное управле­ние страной осуществляли многочисленные чиновни­ки и аппаратчики, бесконтрольно расхищавшие госу­дарственное имущество, - в общественно-политической жизни страны начали нарастать негативные явления.

Все эти процессы проходили на фоне стагнации и застоя в партийном и государственном аппарате. Та­ким образом, правильнее было бы говорить о застое и кризисе общественно-политической жизни, которые в свою очередь сказывались и на экономическом раз­витии.

Анализ экономического развития Краснодарско­го края подтверждает вышесказанное. Страна интен­сивно развивалась - строились новые предприятия,

осваивались новые земли. Более 12 тысяч юношей и девушек Кубани, из 60 тысяч подавших заявления, поехали осваивать целинные земли, более 6000 - ра­ботать на новостройках Сибири, Дальнего Востока и Донбасса. В пору освоения целинных земель сводные отряды молодежи Кубани ежегодно выезжали на убор­ку урожая на целину. Все участники этой всенарод­ной акции были удостоены медали «За освоение це­линных земель», других правительственных наград. Из числа молодежи Кубани были полностью укомп­лектованы восемь целинных совхозов: «Культура», «Гвардеец», «Харьковский», «Краснодарский», «Крас­ная нива», «Одесский», «Двуречный» Акмолинской области и «Коробейниковский» Алтайского края.

В 1960-е годы была проведена крупномасштаб­ная работа по капитальному строительству в промыш­ленности края. Введено в строй более 300 новых пред­приятий и цехов. В их числе: хлопчатобумажный и химический комбинаты, фарфоро-фаянсовое объеди­нение «Чайка» в Краснодаре, комплекс химических предприятий на базе газобензинового завода в посел­ке Афипском, целлюлозно-картонный завод в Май­копе, комбинат искусственной подошвы в Армавире, первая очередь крупнейшей в Европе нефтеперевалоч-ной базы Шесхарис в Новороссийске, Афипский га­зоперерабатывающий завод, Краснодарский завод ра­диоизмерительных приборов, Кропоткинский завод железобетонных изделий, завод Краснодарсельмаш, Туапсинская обувная фабрика и десятки других про­мышленных объектов.

Были введены новые мощности на заводах имени Седина, шиферных изделий «Коммунар», цементном заводе «Пролетарий», новые энергоблоки на Красно­дарской теплоэлектроцентрали. На заводе имени Се­дина освоены металлорежущие станки повышенной точности с программным управлением. Его продук­цию покупали во многих странах мира. До револю­ции на двадцати чугунолитейных и механических за­водах Кубани работало 1156 человек. В 1960-е годы в этой отрасли промышленного производства труди­лось уже около 70 тысяч рабочих. Краснодарский край преобразовывался в высокоразвитый промышленный район страны.

Обновлялось техническое оснащение уже действу­ющих предприятий легкой и пищевой промышленно­сти. Ударными темпами шло строительство новых сахарных заводов, реконструировались действующие заводы в Кореновске и Гулькевичах. Кубань станови­лась крупным центром по производству сахара. Край­ком ВЛКСМ направил свыше 1200 юношей и деву­шек, объединенных в 120 комсомольско-молодежных смен и участков, для работы на этих стройках. Стро­ительство сахарных заводов было объявлено комсо­молом молодежными стройками. Заводы строились и вводились в действие за год-два вместо 3-4 лет.

К концу 1960-х годов уровень индустриализации края существенно вырос. Краснодарский завод элект­роизмерительных приборов стал предприятием высо­кой культуры производства, где на базе электронно-вычислительной техники впервые в крае была внедрена автоматическая система управления производством.

Новостройками промышленности 1970-х годов стали Краснодарский химический комбинат (соору­жаемый в районе г. Белореченска), вторая очередь завода Краснодарсельмаш, Кропоткинский химзавод, Краснодарский и Новороссийский домостроительные предприятия, Краснодарский завод рисоуборочных комбайнов и другие объекты.

В 70-е годы в крае много внимания уделялось разработке и внедрению комплексной системы повы­шения эффективности производства, его специализа­ции и концентрации. Она была внедрена на 34 пред­приятиях с экономическим эффектом 1,9 млрд рублей. В реконструкцию и техническое перевооружение предприятий, развитие их производственно-техниче­ской базы было вложено более 800 млн рублей. К кон­цу 70-х годов было введено в строй 500 автоматиче­ских и поточных линий, осуществлена комплексная механизация 360 цехов и участков, установлено свы­ше 24 тысяч единиц нового высокопроизводительного оборудования. Объем промышленного производства к началу 80-х годов возрос на 775 млн рублей, в том числе товаров массового спроса на 580 млн рублей. Увеличилось производство продукции машиностроения на 28,2 процента, приборов и средств автоматизации -на 33,6, химической и нефтехимической промышлен­ности - на 33,8, швейной - на 12,4, деревообрабаты­вающей - на 23,9 процента.

Интенсивно оснащались действующие предприя­тия новейшим оборудованием. Продукция Армавир­ского электротехнического завода поступала на БАМ. По новой технологии изготовлялись токарно-карусельные станки на заводе имени Седина в Краснодаре. Часть из них имела программное управление. О каче­стве станков свидетельствует тот факт, что треть их покупалась зарубежными фирмами, в том числе и таких индустриально развитых стран, как Япония, ФРГ, Англия. Все эти годы предприятием высокой технической культуры оставался ЗИП в Краснодаре. Объем производства здесь только за годы десятой пятилетки (1976-1980) вырос на 72 процента, а произ­водительность труда - на 51,4 процента. Зиповские при­боры по многим показателям были выше уровня миро­вых стандартов. Краснодарский завод рисоуборочных комбайнов изготовил со дня пуска в 1978 г. около 500 машин. В станкостроительном объединении име­ни М. И. Калинина был освоен выпуск автоматиче­ских манипуляторов с программным управлением (промышленных роботов). Двадцать пять автомати­ческих линий, изготовленных здесь, были установле­ны в цехах КАМАЗа.

В 1975 г. ЦК КПСС и Совет Министров СССР при­няли два важных постановления: «О развитии про­изводственных мощностей предприятий комбината «Новоросцемент» и «О дальнейшем развитии Ново­российского морского пароходства».

Произошли изменения на транспорте. Количество судов в Новороссийском морском пароходстве достигло 131. В их числе супертанкеры «Кубань», «Крым», «Адыгея» и др. Пароходство стало победителем Все­союзного социалистического соревнования. В этот же период был реконструирован Краснодарский аэропорт. С 1978 г. началось движение поездов по новой же­лезнодорожной магистрали Краснодар - Туапсе и от станции Юровка до Анапы.

Газовые месторождения Кубани стали базой для снабжения дешевым топливом Москвы, Ленинграда, предприятий Донбасса и Северного Кавказа. Начали осваиваться ресурсы нефти и газа в акватории Азов­ского моря.

Во второй половине 60 - начале 70-х годов с це­лью повышения рентабельности, увеличения прибы­ли, использования научно-технических достижений в промышленности, реализации требования строгой экономии материальных и денежных ресурсов была проведена экономическая реформа, получившая на­звание «косыгинская». Она привела к положитель­ным сдвигам в экономике, повысила эффективность производства. Рабочие, инженеры, техники стреми­лись работать более эффективно, поскольку переход на хозрасчет, самофинансирование позволил улуч­шить материальное стимулирование.

Примеров новаторства, новизны подходов, пере­дового опыта было много. Так, токарь завода изме­рительных приборов (ЗИП) А. А. Разаренный за счет усовершенствования резца увеличил количество из­готовляемых деталей в 62 с лишним раза. По иници­ативе ткачихи Краснодарского камвольно-суконного комбината Т. К. Бабенко развернулось движение под девизом «Кубанской продукции - отличное качество». Изделия с кубанской маркой экспортировались уже в 56 стран мира.

В целом в 1960-1980-е годы в промышленности края произошли существенные изменения. В маши­ностроительной отрасли вводились новые цеха, про­изошло техническое перевооружение, реконструкция и замена старого оборудования новым. Было освоено производство карусельных станков, электроизмери­тельных приборов, компрессоров, электродвигателей малой мощности. В химической и нефтехимической отраслях впервые на Кубани был освоен выпуск серной кислоты и минеральных удобрений. Принципиально новым для кубанской индустрии было производство лекарственных, витаминизированных препаратов, анти­биотиков. Интенсивно развивались предприятия лег­кой промышленности по производству продуктов пи­тания, ткани, обуви, переработке сельхозпродукции. Качественные изменения в кубанской промышлен­ности можно проиллюстрировать следующими циф­рами. Если считать, что в 1940 г. 16 104 предприятия производили 100 процентов промышленной продук­ции, то объемы производства 7056 промышленных предприятий в 1985 г. равнялись 1224 процентам (по отношению к 1940 г.). Совокупная стоимость производимых товаров и услуг в 1940 г. равнялась 2325 млрд рублей, в 1985 г. - 28 463 млрд (в сопо­ставимых ценах 1996 г.).

Изменения в сельском хозяйстве происходили по зигзагообразной траектории. В марте 1965 г. прави­тельство обнародовало систему мер в аграрном секто­ре: колхозам давался рассчитанный на пять лет план продажи продукции по стабильным ценам; сверхпла­новая продукция сдавалась по «повышенным» ценам; были подняты цены на сельскохозяйственную продук­цию (в 1965 г. - на 20%, в 1973 г. - на 25%, в 1983 г. -на 16%). Расширялись социальные гарантии селянам -оплата по трудодням заменялась помесячной зарпла­той; колхозники получили право на пенсию, социаль­ное страхование и на гражданский паспорт.

Успехи в сельском хозяйстве в общих показате­лях выглядели весьма впечатляюще. Окрепли кол­хозы и совхозы, вырос их машинно-тракторный парк, повысилась энерговооруженность. К концу рассмат­риваемого периода - началу 1980-х годов колхозы и совхозы имели 56 500 тракторов, 20 тысяч зерноуборочных комбайнов, почти 40 тысяч грузовых автомо­билей.

1960-1970 годы стали периодом дальнейшего раз­вития зернового хозяйства, животноводства и других отраслей сельского хозяйства. На Кубани возделыва-лось более 100 видов различных культур. Продолжали интенсивно трудиться рабочие механизированного звена В. Я. Первицкого, которые, полностью исклю­чив ручной труд начиная с посева и кончая уборкой, добились сборов урожая кукурузы более 50 центне­ров с одного гектаров. Газеты края писали о передо­виках сельского хозяйства. В их числе тракторист Л. Н. Залогин, еженедельно выполнявший норму на 170 процентов; бригада овощеводов под руководством Л. Н. Бойко, перекрывшая личные обязательства по сбору и продаже государству овощей на 150 процентов; водители М. Б. Коломиец, А. Г. Калайтанов и др.

Обязательства социалистического соревнования, взятые в честь 50-летия Советской власти и 100-ле­тия со дня рождения В. И. Ленина, были полностью выполнены. Краснодарский край в 1970 г. был на­гражден вторым орденом Ленина.

В 70-е годы резко возросла механизация работ. Увеличилось потребление электроэнергии и энерго­вооруженность одного работника. Возросла площадь орошаемых земель. Для этой цели было построено крупнейшее на Кавказе Краснодарское водохранили­ще, имеющее чашу длиной 42, шириной 20 километ­ров. Немаловажное значение имел тот факт, что со строительством водохранилища прекратились навод­нения в низовьях Кубани, приносившие колоссальный ущерб. Именно разрушительное наводнение 1966 г. ускорило принятие решения о строительстве водохра­нилища. В советский период дискуссии о необходи­мости и целесообразности строительства водохрани­лища были просто невозможны. Но в 90-е годы накал страстей вокруг водохранилища и особенно его влия­ния на экологию достиг апогея. Правда, масло в огонь подливали не ученые, а журналисты и общественность.

Правоту ученых и правильность принятия решения о строительстве этого объекта с особой силой подтвер­дило «рукотворное» (из-за неоправданного одновре­менного сброса воды из водохранилища в верховьях Кубани) наводнение 2002 г., когда только чаша Крас­нодарского водохранилища спасла население низо­вий Кубани от страшного потока воды.

Сегодня с сожалением можно констатировать толь­ко то, что при строительстве водохранилища, стремясь удешевить проект и сократить сроки его реализации, власти отказались от сооружения гидроэлектростан­ции, способной полностью покрыть потребности кра­евого центра в электроэнергии.

На Кубани успешно работали аграрно-промышлен-ные комплексы и совхозы-заводы по переработке продуктов растениеводства. К концу 70-х годов дей­ствовало 85 производственных агропромышленных и сельскохозяйственных объединений и предприятий. Например, Крымское агропромышленное объедине­ние включало 30 колхозов и совхозов, хозяйствен­ных предприятий. Комплекс по откорму крупного ро­гатого скота «Усть-Лабинский» содержал на откорме 17,5 тыс. голов скота. За пятилетие годовое произ­водство мяса здесь увеличилось в 4 раза. Затраты труда сократились также в 4 раза (на производство 1 ц про­дукции тратилось 2,7 чел.-ч). Один оператор в смену готовил 300 тонн кормосмеси. Совхоз «Индустриаль­ный» Тимашевского района ежегодно сдавал государ­ству 110 тыс. голов свиней.

Успехи Краснодарского края в десятой пятилетке были отмечены переходящими Красными знаменами ЦК КПСС, Совета Министров СССР, ВЦСПС, ЦК ВЛКСМ, которые вручались Краснодарскому краю, городу Сочи, Брюховецкому, Каневскому и Красноармейско­му районам, а также тридцати четырем коллективам тружеников промышленных, транспортных предприя­тий, колхозов и совхозов. Семь кубанцев были удостое­ны звания Героя Социалистического Труда, большая группа - орденов и медалей Союза ССР.

Несмотря на столь впечатляющие успехи, Кубань, считающаяся традиционно сельской, неуклонно ур­банизировалась. К концу 70-х годов городское насе­ление превысило 50-процентную отметку. Причин это­му было несколько, в том числе низкая оплата труда колхозников.

Хотя значительная часть колхозов Кубани уже к 1966 г. перешла на денежную оплату труда, в целом не было единой системы, применялись различные сет­ки и ставки. Среднемесячная оплата труда колхозни­ков за 1966-1967 гг. сравнялась с уровнем ее в сов­хозах. Труд трактористов, машинистов и некоторых других категорий работников в отдельных крепких хозяйствах оплачивался даже выше. Этому способство­вала и кредитная политика в отношении колхозов.

Помимо повышения заработной платы использо­вались другие способы материальной заинтересован­ности колхозников. Например, в колхозах имени Ленина Кореновского района, «Советская Россия» Павловского района и в некоторых других хозяйствах оплата труда ставилась в прямую зависимость не толь­ко от количества, но и от качества продукции.

Дояркам устанавливалась оплата за жирность на­доенного молока, за продажу его государству с пони­женной кислотностью. К сожалению, не везде подоб­ная система материального стимулирования дала положительные результаты. При подъеме производи­тельности труда по краю на 11 процентов в целом наметился рост себестоимости сельскохозяйственной продукции.

В отдельных хозяйствах размер оплаты труда кол­хозников, занятых на конно-ручных работах, в рас­тениеводстве и животноводстве, был значительно ниже общественно необходимого уровня. В сельхозартели имени Куйбышева Лабинского района в 1965 г. оп­лата одного человеко-дня составляла 1 рубль 53 ко­пейки. Среднемесячный же заработок на конно-ручных работах не превышал 20 рублей. При таких условиях ни о какой заинтересованности в труде не могло быть и речи.

Введение гарантированной и равной оплаты труда в колхозах не решило проблемы повышения производ­ства, удешевления сельхозпродукции, а породило на селе социальное иждивенчество, рост паразитических настроений.

После завершения очередного, XXV, съезда по­явилось новое требование - призыв к людям труда: «Эффективность, качество, экономия - на каждом рабочем месте!». Перед сельскохозяйственными тру­жениками Кубани встала задача - к 1980 г. довести производство зерна до 9,5-10 млн тонн, в том числе риса - до 1 млн тонн (еще один скачок!).

Это была одна из очередных кампаний «хрущев­ского» образца - показательная, непродуманная, не имевшая материально-технического обоснования и в конечном итоге существенно осложнившая экологи­ческую обстановку в крае.

В 1929 г. Совет труда и обороны вынес постанов­ление о сельскохозяйственном освоении плавней Ку­бани. С этого времени разворачиваются мелиоратив­ные работы, и уже к маю 1930 г. создается первый зерносовхоз «Приазовские плавни» с рисовым участ­ком в 57 гектаров.

В довоенный период материально-техническая база не позволяла интенсифицировать производство риса. Однако в послевоенное время создаются условия для рисосеяния на Кубани: 35 механизированных колонн, 3000 экскаваторов (скреперов) и бульдозе­ров, 2500 автомобилей, 23 500 рабочих, инженеров и техников.

Условия труда в кубанских плавнях были неимо­верно тяжелы: пожары торфяников, непролазная грязь, тучи комаров, к тому же многие участки плав­ней не были разминированы с войны. Ценой неимо­верных усилий были расширены площади рисовых систем. В 1950 г. они составляли 14 тыс., в 1960 г. -43,7 тыс., в 1970 г. - 116 тыс. гектаров. Всего в ходе выполнения программы «освоения рисовой целины» было сооружено: 12 водохранилищ, 34 тысячи кило­метров каналов, 185 тысяч различных гидротехни­ческих сооружений, 1235 насосных станций. Была изменена водно-речная структура края.

Применение огромного количества химических веществ для повышения урожайности риса, борьбы с насекомыми наносило существенный вред флоре и фауне края. В плавневых системах края насчитыва­лось около 60 видов и подвидов рыб, принадлежащих к 15 семействам (только из осетровых пород присут­ствовали белуга, осетр, севрюга, стерлядь). В лима­нах и плавнях проживало огромное количество ви­дов птиц и зверей. Экстенсивные методы рисосеяния, задача в кратчайший период и любой ценой получить заветный миллион тонн риса привели к оскудению животного и растительного мира уникального эколо­гического природного комплекса.

К началу 80-х годов Кубань являлась одним из ведущих в экономическом отношении регионов стра­ны. Площадь Краснодарского края составляла более 76 тыс. кв. км. Вместе с Адыгейской автономией тер­ритория региона составляла более 85 тыс. кв. км. Это больше, чем территория Дании, Бельгии, Нидерландов и Швейцарии вместе взятых. Население на 1 января 1982 г. составляло 4 млн 910 тыс. человек. К 1980 г. объем выпускаемой предприятиями края промышлен­ной продукции в 10 раз превосходил показатели до­военного, 1940-го. Кубань входила в десятку наибо­лее развитых промышленных центров РСФСР. Край выпускал промышленной продукции больше, чем ее производила вся дореволюционная Россия, а по об­щему объему производства сельскохозяйственной про­дукции Кубань вышла на первое место в республике. На Кубани действовало более 7700 промышленных предприятий, в том числе 800 крупных (из них 116 были размещены в краевом центре - Краснодаре). На них был освоен выпуск более 2700 новых типов ма­шин, приборов, предметов потребления.

Пищевая промышленность края производила по­чти половину всей выпускаемой в стране продукции. Ее доля в РСФСР составляла: виноградного вина и виноматериалов - 40, растительного масла - более 30, сахара-песка - 29, консервов - 18 процентов.

Кубань являлась важнейшей составной частью агропромышленного комплекса страны. Среди регио­нов РСФСР Краснодарский край занимал первое мес­то по производству риса, кукурузы, сахарной свеклы, подсолнечника, эфиромасличных культур, клещеви­ны, овощей, табака, плодов и ягод, чайного листа, орехов, скота и птицы, по заготовкам кожсырья и коконов тутового шелкопряда. Второе место - по про­изводству бахчевых культур, винограда, молока. Тре­тье - по производству яиц. По производству и заго­товке зерна Кубань уступала лишь Оренбургской и Волгоградской областям. Значительно увеличились площади под посев риса. Валовой сбор зерна вырос к 1980 г. до 7791 тонны, Кубань успешно выполняла план по общим объемам закупки всех видов живот­новодческой продукции.

К концу 1970-х годов реальные достижения по­степенно стали заменяться рапортованием, трудовой энтузиазм на местах - иждивенческими настроения­ми. Доклады Генерального секретаря Л. И. Брежне­ва о «росте экономики и народного благосостояния», о том, что «экономика должна быть экономной», не могли скрыть тот факт, что сельское хозяйство не обеспечивало страну продуктами питания.

Отсутствие требовательности, контроля и спроса с первых лиц руководства регионами повлекли за со­бой факты их перерождения. Укреплялись коррум­пированность госаппарата, взяточничество, воровство в крупных масштабах, развитие теневой экономики. На Кубани были раскрыты крупные махинации в го­родах Сочи, Краснодаре, Геленджике, в которых были замешаны партийные, советские работники, сотруд­ники торговых предприятий, административных ор­ганов.  Происходило смыкание  «теневых»  дельцов с официальными сотрудниками власти и партработ­никами. Но должной оценки подобным негативным явлениям не давалось. Это еще более усугубило про­цесс моральной деградации общества.

В результате вопросы реформирования экономи­ки отошли на второй план. Начался период спада, стагнации производства, получивший в литературе название «эпоха застоя». Экономика Кубани ощути­ла это в полную силу, и в первую очередь - сельско­хозяйственное производство. Чтобы обеспечить ста­бильность и полновесность урожаев, необходимо было заботиться о постоянном выполнении всего комплекса мероприятий по повышению плодородия земель: ме­ханизации, электрификации, автоматизации, хими­зации. Кроме затрат на эти цели возникло немало и других проблем: строительство, а также содержание социальной сферы. Разница в стоимости сельскохо­зяйственной продукции и продукции промышленно­сти, обременительные налоги не оставляли возмож­ности не только на развитие, но и на сохранение того, что имелось. Нужны были решительные меры рефор­маторского характера.

 

 

 
 
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения
Место для рекламы
Центральная городская библиотека им. А. С. Пушкина
Назад Наверх  
© 2007-2012 Igor Borowski
X