Гимн Краснодарского краяГерб и флаг Краснодарского краяСимволы субъектов Краснодарского края Добавить в Избранное Сделать стартовой Назад
Главная :Связь
 
Разделы:
Памятники
Губернатор
Руководители края
Культура
История
Казачество
Вокруг рекламы
Природа
Эрудит
Культура
Библиотеки
Памятники
Песни
Фотоальбом
Разное
Экономика и сельское хозяйство
Сайт

Реклама
Кубанские
 
 
Экономика Краснодарского края

Кубань и Черноморье в период революции и Гражданской войны
 

 

В феврале 1917 г. пала монархия. Рабочие и кре­стьяне, казаки, находившиеся на фронте, связывали происходившие в стране перемены с надеждой на скорое окончание войны и демократические преобра­зования.

В Кубанской области и Черноморской губернии не произошло немедленного смещения представителей старой власти, как во многих других регионах. На­чальник Кубанской области и наказной атаман Ку­банского казачьего войска генерал-майор М. П. Бабыч заявил о подчинении новому правительству России и некоторое время продолжал управлять кра­ем, устанавливая связи с местными общественными деятелями, поддержавшими февральскую революцию.

Большинство населения области, включая каза­чество, приняло новый порядок, установившийся пос­ле свержения самодержавия. Митинги, собрания, де­монстрации под антивоенными и демократически­ми лозунгами охватили Кубань и Черноморье. Уже 28 февраля в Екатеринодаре состоялось собрание пред­ставителей революционно-демократических организа­ций, избравшее комиссию из трех человек - от боль­шевиков, меньшевиков и эсеров, а 2 марта был избран Екатеринодарский Совет рабочих депутатов - первый демократически избранный орган власти на Северном Кавказе.

На заседании Совета был избран Исполнительный комитет из девяти человек. Восьмого марта из пред­ставителей Екатеринодарского гарнизона была обра­зована Временная военная секция казачьих и сол­датских депутатов (7 солдат и 5 казаков), в тот же день вошедшая в состав Екатеринодарского Совета, который теперь стал называться Советом рабочих, сол­датских и казачьих депутатов. В его исполком вошли по два казака и солдата. Четвертого марта полити­ческая демонстрация прошла в Новороссийске, а седь­мого марта был создан Новороссийский Совет рабо­чих депутатов. В марте - апреле Советы создавались по всему краю - в Армавире, Майкопе, Геленджике, Туапсе, Сочи.

Пятого марта по инициативе кадетов созданы Ека­теринодарский гражданский комитет и Комитет об­щественной безопасности, заявившие о поддержке Временного правительства. По приказу М. П. Бабыча 8 марта для управления краем образован Кубанский областной гражданский комитет во главе с кадетом В. В. Скиданом. Из состава комитета образован Вре­менный Кубанский областной исполком. В свою оче­редь исполком принял решение о создании местных гражданских комитетов в отделах и населенных пун­ктах, ставших опорой Временного правительства.

Представителями центральной власти Временное правительство назначило комиссаров: в Кубанскую область - депутата Государственной думы четырех созывов есаула из станицы Брюховецкой К. Л. Бардижа и в Черноморскую губернию депутата Государ­ственной думы кадета Н. Н. Николаева, обязанно­стью которых было наблюдение за деятельностью местных органов власти.

Выборы новых органов управления на многопар­тийной основе отражали расстановку политических и классовых сил. К началу 1917 г. действовали четыре партийных лагеря. Левый радикальный блок был представлен социалистической и социал-демократи­ческой революционными партиями (левое крыло эсе­ров, большевики и анархисты). Левоцентристский и либерально-демократический лагерь составляли каде­ты, эсеры и социал-демократы (меньшевики). Право­центристский умеренно-консервативный блок составля­ли октябристы, прогрессисты и другие консервативные буржуазные партии. Правый монархический лагерь включал в себя «Союз русского народа», «Союз Ми­хаила Архангела» и «Русский монархический союз».

После свержения самодержавия монархисты и октябристы практически сошли со сцены, их место заняли кадеты; блокируясь с ними, меньшевики и эсеры прочно обосновались в центре этого спектра. Центральное место в политической жизни Кубани за­няли меньшевики и эсеры. Так, городские Советы в Екатеринодаре и Новороссийске возглавляли мень­шевики Д. Ф. Сверчков и Б. О. Прохоров, Екатерино-дарский гражданский комитет - эсер С. Г. Турутин. Подобная ситуация наблюдалась и в других населен­ных пунктах.

Наиболее многочисленной была партия социали­стов-революционеров - к середине 1917 г. их в крае насчитывалось более шести тысяч. Количественному росту партии в немалой степени способствовали ее организационные способности. Причиной такой по­пулярности была притягательность аграрного лозунга партии: «Землю тем, кто ее обрабатывает». Казачество в отличие от крестьянства отрицательно относилось к эсеровской идее уравнительного землепользования, означавшего сокращение казачьего землевладения.

Организации большевиков оставались еще мало­численными. Наибольшую поддержку они находили среди рабочих крупных предприятий, бывших сол­дат-фронтовиков, за счет которых в основном и шло пополнение их рядов. Самая крупная организация была в Екатеринодаре, насчитывавшая в апреле 1917 г. око­ло двухсот человек. О положении большевиков в пер­вые недели революции В. И. Ленин писал, что в «боль­шинстве Советов рабочих депутатов наша партия в меньшинстве и пока в слабом меньшинстве».

Начальник Кубанской области и наказной атаман Кубанского казачьего войска М. П. Бабыч, еще не­давно пользовавшийся большим авторитетом, в но­вой обстановке ассоциировался со старым царским режимом, и 12 марта местные газеты сообщили о том, что он подал в отставку. Временное правительство назначило временным атаманом начальника штаба Кубанского казачьего войска К. П. Гаденко, а вре­менным начальником области - действительного стат­ского советника Н. Ляха.

Весной 1917 г. на Кубани и в Черноморье прохо­дили многочисленные съезды и собрания самого раз­ного уровня, на которых обсуждались различные воп­росы, в том числе и вопрос о власти. Некоторые из таких съездов порождали новые властные структуры. В апреле в Екатеринодаре проходил I съезд предста­вителей населенных пунктов Кубани, избравший Ку­банский областной совет как высший орган граждан­ской власти в области. На съезде присутствовало около тысячи делегатов. Кроме избранных от населе­ния станиц, городов, сел, аулов здесь были предста­вители старых и новых отдельных управлений, коми­тетов, советов. Почти непрерывно проходили митинги на улицах крупных городов.

Относительная политическая стабильность была в казачьих станицах и на хуторах. Здесь безраздель­но правили органы казачьего самоуправления во главе с атаманами. Новая власть боялась конфронтации с местной казачьей администрацией и стремилась опе­реться на ее поддержку. Казачество было реальной военной силой.

В середине марта военный и морской министр Вре­менного правительства А. И. Гучков издал приказы, согласно которым предусматривалась реорганизация системы казачьего самоуправления с целью приспо­собить ее к новым порядкам. Во всех казачьих вой­сках предписывалось безотлагательно созвать съез­ды выборных от станиц, где предлагалось обсудить основы будущего самоуправления казачьих войск.

В середине марта Временный Кубанский областной гражданский комитет разослал инструкции в центры отделов о выборах гражданских комитетов, причем их проведение возлагалось на казачью администра­цию. На основании «Положения об общественном уп­равлении станиц казачьих войск» от 3 июня 1891 г. в марте - апреле прошли перевыборы станичных и хуторских атаманов. Областной съезд, проходивший в Екатеринодаре 9-18 апреля, подтвердил полномо­чия гражданских комитетов как органов новой влас­ти, однако не распространил их функции на казачью территорию. Так было закреплено параллельное су­ществование структур управления. Вместо Временно­го Кубанского областного исполнительного комитета на основе представительства от казаков, иногородних и горцев съезд 16 апреля избрал Кубанский област­ной совет из 136 человек и исполком (по два предста­вителя от казаков и иногородних от каждого отдела и четыре от горцев).

Съезд выявил серьезные противоречия между ка­заками и иногородними по различным вопросам. Представители горцев выдвигали требования самоуп­равления Адыгеи, надеясь добиться его в союзе с ка­зачьей верхушкой и при поддержке новой власти.

Если в России после февральской революции воз­никло двоевластие, то в Кубанской области возникло соотношение сил, которое генерал А. И. Деникин в «Очерках русской смуты» охарактеризовал как «трое-властие». Казачьи сословные органы власти стали бы­стро выдвигаться на первый план. В городах области наряду с гражданскими комитетами и советами ре­альной силой обладали муниципальные бессословные органы управления. В таких условиях только что из­бранный Кубанский областной совет устранился от борьбы за всю полноту власти. Его лидеры полагали, что Совет рабочих депутатов, как и казачья Рада, -органы, выражавшие интересы соответственно рабо­чих и казаков, а внесословный областной совет как раз и олицетворяет демократическую власть. Но ре­ально Кубанский областной совет так и не смог до­биться желаемого.

Накануне окончания работы съезда представите­лей населенных пунктов и учреждений Кубани его участники-казаки объявили себя Кубанской краевой войсковой Радой, и 17 апреля теперь уже казачий съезд подтвердил создание Рады и образовал Времен­ное Кубанское войсковое правительство, ставшие выс­шими органами управления войска. В состав войско­вого правительства вошли семь членов Кубанского областного исполнительного комитета и восемь из­бранных Радой представителей казачества. Войсковое правительство возглавил бывший атаман Лабинского отдела полковник А. П. Филимонов, а председателем Рады был избран Н. С. Рябовол. Рада и войсковое правительство не получили тогда широкой социаль­ной опоры даже в среде рядового казачества. В течение мая - июня войсковое правительство было вынуж­дено действовать совместно с гражданскими комите­тами.

В станицах власть сосредоточилась в станичных и хуторских правлениях во главе с атаманами. В от­личие от городов здесь не пользовались большим ав­торитетом исполнительные органы, представлявшие Временное правительство, и лишь в редких случаях какой-то властью в станицах обладали исполкомы местных Советов. Обычно они действовали в одном направлении с казачьими органами. Советов казачь­их депутатов на Кубани не было.

23 марта в Петрограде собрался I Всероссийский общеказачий съезд, принявший решение создать Союз казачьих войск. Постановлением съезда все земли, воды и недра на территориях казачьих областей объяв­лялись неприкосновенной собственностью казачьих войск. Съезд принял решение возвратить в войско­вую собственность расположенные в казачьих облас­тях земли казенные, удельные, монастырские, цер­ковные, частновладельческие на условиях, которые предстояло выработать Учредительному собранию. Временное правительство воззванием от 3 апреля под­твердило «незыблемость исторических прав» казаче­ства на землю. Однако, заигрывая с лидерами каза­чества, Временное правительство стремилось все же ограничить казачью власть, направляя правитель­ственных комиссаров в центры казачьих областей.

В Черноморской губернии революционные собы­тия развивались иначе. 18 мая в Новороссийске од­новременно открылись два съезда - I съезд рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и съезд пред­ставителей гражданских комитетов. В ходе работы оба съезда 24 мая объединились и избрали Черно­морский губернский исполнительный комитет, из со­става которого был сформирован комиссариат из пяти человек. Однако абсолютного преобладания не полу­чила ни одна политическая сила. Хотя здесь рабочая прослойка среди населения была невелика, Советы возникали в новых местах.

В марте - апреле в Черноморской губернии по­явились крестьянско-казачьи союзы, а на собравшем­ся 14 июня съезде крестьянских и казачьих депута­тов они были преобразованы в Советы крестьянских и казачьих депутатов. В некоторых селах Черномор­ской губернии образовались крестьянские Советы. В ряде случаев крестьяне смещали представителей ста­рой власти (волостных старшин, сельских старост, урядников) и создавали свои исполнительные коми­теты, отряды дружинников, милиции. Позже Советы в регионе приступили к формированию отрядов Крас­ной гвардии.

Победившая буржуазно-демократическая револю­ция активизировала национальное движение народов Северного Кавказа. Мусульманские лидеры 1 мая созвали во Владикавказе съезд горцев Кавказа, про­возгласивший создание «Союза объединенных горцев» в составе Кабарды, Осетии, Чечни, Ингушетии, Черкесии, Карачая и Дагестана. Съезд избрал духовное мусульманское управление во главе с Н. Гоцинским. Представители «Союза объединенных горцев» развер­нули агитацию за создание местных национальных комитетов. Лидеры нового движения заявляли о под­держке Временного правительства и в то же время провоцировали местное население антирусскими и антиказачьими лозунгами.

Таким образом, в регионе шел процесс формиро­вания взаимоисключающих систем органов власти и управления. В этой связи в специальном приказе ко­миссар Временного правительства К. Л. Бардиж разъяснил, что гражданские комитеты не являются органами власти, они всего лишь выразители обще­ственного мнения.

В начале июля, с получением известий из Петрогра­да о взятии всей полноты власти Временным прави­тельством, Кубанская войсковая Рада объявила о рос­пуске Кубанского областного Совета, гражданских комитетов, станичных Советов, о восстановлении пол­ноты власти в станицах атаманов, в селах - старшин. Специальным распоряжением от 9 июля К. Л. Бар­диж передал всю полноту власти Кубанскому вой­сковому правительству.

Однако Советы сохранялись и даже возникали но­вые. В августе были образованы Кубанский областной горский совет и горский комитет во главе с Султан Шахим-Гиреем, который вошел в состав Кубанской Рады. Но с усилением распада российской государ­ственности национальное движение горцев станови­лось все более самостоятельным. 20 сентября во Вла­дикавказе ЦК «Союза объединенных горцев» созвал II съезд горцев Кавказа, который, обсудив вопрос об автономном устройстве горских народов, объявил «Союз горцев» полномочным правительством, неза­висимым от России.

Чувствуя обострение ситуации, казачьи лидеры обсуждали на общеказачьих конференциях в Ново­черкасске и Екатеринодаре вопросы создания сильной власти, проблемы федерализации. В конце сентября -начале октября 2-я краевая Рада провозгласила себя верховным органом не только войска, но и всего Ку­банского края.

17 октября было принято «Временное положе­ние о высших органах власти в Кубанском крае». Согласно новому положению управление в области передавалось Кубанской Раде, куда должны были войти представители казаков, горцев и коренных кре­стьян (постоянно проживавших   в крае не менее трех лет). Из числа своих членов Кубанской Раде предстоя­ло сформировать Законодательную Раду, избрать вой­скового атамана. Исполнительную власть долж­но было олицетворять войсковое правительство из десяти человек, трое из которых были представите­лями горцев и иногородних. Это обеспечивало каза­честву преобладающие позиции.

Однако в самом казачестве не было единства. Су­ществовали противоречия относительно будущего Кубани. Некоторые казачьи лидеры выступали за фе­деративное устройство. К ним относились «черномор­цы» (среди них Н. С. Рябовол, ставший председате­лем Законодательной Рады, и Л. Л. Быч, избранный в ноябре 1917 г. председателем Кубанского краевого правительства), они были сторонниками широкой ав­тономии Кубани,  «самостийного» ее существования, а после захвата власти большевиками и провозгла­шения независимости Украины искали с ней сближе­ния. Другая часть - «линейцы» (к которым принад­лежал избранный 12 октября войсковым атаманом полковник А. П. Филимонов) - поддерживала идею развития Кубани в составе единой и неделимой Рос­сии. Борьба между этими группировками не прекра­щалась вплоть до окончания Гражданской войны и стала одной из причин крушения Белого движения на юге России.

Попыткой стабилизировать ситуацию было заклю­чение 20 октября во Владикавказе договора о созда­нии «Юго-восточного союза казачьих войск, горцев Кавказа и вольных народов степей». Потеряв надеж­ду на Временное правительство, его участники соби­рались создать сильную власть на казачьих террито­риях. С 16 ноября в Екатеринодаре стало действовать объединенное правительство «Юго-восточного союза» во главе с членом ЦК партии кадетов В. А. Харламо­вым.

Известие о свержении Временного правительства в Петрограде и провозглашении Советской власти было получено на Кубани 26 октября. Екатеринодар-ский и Новороссийский Советы на экстренном засе­дании приняли решение о взятии власти в свои руки, хотя сделать это было нелегко. Кубанское войсковое правительство постановило не признавать власти боль­шевиков и принять на себя всю полноту власти. В Ку­банской области с 26 октября было введено военное положение, члены исполкома Екатеринодарского Со­вета были арестованы, революционно настроенные части подлежали разоружению. В ответ в городе на­чались митинги протеста, забастовки.

1 ноября 1917 г. в Екатеринодаре начала работу 1-я сессия Законодательной Рады, избравшая вместо Временного войскового правительства Кубанское краевое правительство, председателем которого стал Л. Л. Быч. Рада искала поддержку среди населения области. 12 декабря открылся II областной съезд пред­ставителей казаков, иногородних и горцев, состояв­ший из сторонников Рады. Съезд избрал объединенную Законодательную Раду в составе 45 казаков, 45 ино­городних и 8 горцев, а также новое краевое правительство. Параллельно в Екатеринодаре проходил съезд трудовых казаков и иногородних (или II Ку­банский областной съезд иногородних), отказавший­ся признавать постановления краевой Рады и пра­вительства и потребовавший передачи всей власти Советам. Съезд признал власть Советов Народных Комиссаров (СНК) и избрал областной Совет народ­ных депутатов. 8 января 1918 г. 1-я сессия объеди­ненной (Законодательной Рады провозгласила Кубань самостоятельной республикой, входящей в состав России на федеративных началах.

В Черноморской губернии события развивались по другому сценарию. 27 октября в Новороссийске под руководством большевиков был создан Военно-революционный комитет (ВРК). Городская дума Но­вороссийска, в которой преобладали меньшевики и эсеры, сформировала ВРК под своим контролем. 23 но­ября Советская власть установилась в Туапсе.

23 ноября съезд рабочих и солдатских депутатов Черноморской губернии избрал Центральный испол­нительный комитет (ЦИК), решением которого был отстранен от власти губернский комиссар С. Долгополов и распущен ВРК, созданный городской думой. С 1 декабря власть в Новороссийске перешла к губерн­скому ЦИК Советов рабочих, солдатских и крестьян­ских депутатов.

В Сочи с 29 октября власть сосредоточилась в ру­ках ревкома, который опирался на отряды Красной гвардии. 9 января 1918 г. ревком отстранил эсеров и меньшевиков от руководства исполкомом Сочинского Совета рабочих и солдатских депутатов, и вся власть перешла в руки большевиков. Процесс становления Советской власти в Сочинском округе завершился созывом I окружного съезда Советов 28-30 января, на котором был избран окружной Совет рабочих, сол­датских и крестьянских депутатов, образовавший окружной исполком.

В Гагринском округе Черноморской губернии установилась власть Закавказского комиссариата, сформированного 15 ноября 1917 г. в Тифлисе мень­шевиками, эсерами, дашнаками и мусаватистами, раз­вернувшими борьбу за отделение Закавказья от Со­ветской России.

В течение января 1918 г. Советская власть уста­новилась в Армавире, Майкопе, Темрюке, Тихорец­кой и ряде станиц, где началось формирование отря­дов Красной гвардии.

17 января в станице Крымской собрались пред­ставители ревкомов и Советов Кубанской области и образовали Кубанский областной ВРК с целью взятия Екатеринодара и установления Советской власти.

1 февраля в Армавире открылся I съезд Советов Ку­банской области, провозгласивший Советскую власть на всей территории области. Съезд избрал Областной совет и Исполнительный комитет. Исполнительный комитет принял решение об организации органов Со­ветской власти и упразднении старых органов власти.

14 марта вооруженные силы красных заняли Екатеринодар, вынудив Раду и правительство с его отря­дом уйти за реку Кубань на соединение с Доброволь­ческой армией генерала Корнилова. На Кубани и в Черноморье начался полугодовой советский период.

10-13 марта в Туапсе состоялся III съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Чер­номорской губернии. На нем было принято реше­ние о преобразовании губернии в Черноморскую Со­ветскую республику как составную часть РСФСР.

14 апреля II областной съезд Советов, проходив­ший в Екатеринодаре, провозгласил образование Ку­банской Советской республики. Съезд утвердил крат­кую Конституцию, избрал ЦИК и сформировал СНК в составе 16 комиссариатов. Председателем ЦИК стал Я. В. Полуян. В каждом населенном пункте съезд постановил избирать Советы из числа сторонников новой власти взамен прежних муниципальных и ка­зачьих органов.

В стране уже разворачивалась Гражданская война.

28 мая в Екатеринодаре открылся III Чрезвычайный объединенный съезд Советов Кубани и Черноморья, принявший 30 мая решение об объединении Кубанской и Черноморской Советских республик в Кубано-Черноморскую Советскую республику. Однако сохра­нялись прежние разногласия и были сильны сепара­тистские настроения.

В июне 1918 г., когда решался вопрос о потопле­нии Черноморского флота, большинство в руковод­стве Кубано-Черноморской республики высказывалось за ее формальное отделение от России, надеясь объ­явить флот собственностью своей республики. Это вы­звало решительное противодействие ЦИК и СНК РСФСР.

Ухудшение ситуации на фронте, осложнение по­ложения в целом для Советской власти заставило преодолевать сепаратистские настроения, и на I Севе­ро-Кавказском съезде Советов 7 июля было принято решение об объединении Кубано-Черноморской, Став­ропольской и Терской республик в одну Северо-Кав­казскую Советскую республику с центром в Екатери­нодаре. Необходимо отметить, что центральные органы Советской власти использовали в документах старые административные названия.

31 мая 1918 г. В. И. Ленин подписал декрет СНК «Об организации управления казачьими областями». Трудовому казачеству совместно и на равных правах с крестьянами и рабочими предоставлялось право на организацию Советов казачьих, крестьянских и рабо­чих депутатов: в форме войсковых или областных - по типу губернских, а районных или окружных - по типу уездных, станичных или поселковых. Эти Советы по­лучили представительство во Всероссийском ЦИК. Здесь же указывалось, что следует немедленно при­ступить к формированию казачьих частей Красной Армии.

В обстановке острой классовой борьбы новые го­сударственные структуры проводили сложные соци­ально-экономические преобразования для налаживания

хозяйственной жизни и взятия экономической вла­сти у буржуазии с преодолением ее сопротивления.

На промышленных предприятиях устанавливал­ся рабочий контроль. Были отменены все социальные привилегии и ограничения. Проводились первооче­редные социальные мероприятия: 8-часовой рабочий день, ограничения на сверхурочные работы, страхо­вание по безработице и болезни, бесплатное всеобщее обучение, бесплатная медицинская помощь. Отменив частную собственность на городскую недвижимость в крупных городах, Советская власть передала жилой фонд в руки местных органов, которые тут же начали массовое переселение рабочих семей из подвалов, с чердаков, из казарм и ветхих строений в благоуст­роенные «буржуазные» дома прежних владельцев.

В сельской местности проводилась социализация земли. Уравнительное землепользование увеличило слой середняков. У кулаков частично изымали зем­лю. На помещичьих землях создавались различные коллективные хозяйства - коммуны, госхозы, тозы.

1918-1920 годы составляют одну из самых тра­гических и вместе с тем героических страниц истории российского общества. События этого периода выра­жают несколько общественных процессов. Героиче­ская борьба трудящихся России за сохранение завое­ваний революции, за новую жизнь против попытки свергнутых классов восстановить свое господство стала апогеем многовекового социального и культурного раскола российского общества. Одновременно велась война за независимость России против интервентов и национально-освободительная борьба в национальных регионах против старого имперского господства свер­гнутых классов. Но это была вместе с тем и брато­убийственная война, она стала трагедией российско­го общества, национальной катастрофой, принесшей огромные жертвы и страдания. Масштабы вооружен­ной борьбы и взаимного террора, разрушение эконо­мики и культурного наследия, социальная ненависть и всеобщее ожесточение тяжело отразились на обще­ственных и личных отношениях людей не одного по­коления.

Западные государства перешли от скрытой интер­венции (поддержки контрреволюции внутри страны) к прямому вторжению на территорию России, раз­делив ее на сферы влияния, объединяя, сплачивая, вооружая все антисоветские силы. Генералу М. В. Алек­сееву на организацию в Новочеркасске Добровольче­ской армии страны Антанты выделяли 100 млн руб­лей. Этот план поддержало правительство США. Рас­членение России должно было осуществляться, по мнению американского руководства, путем призна­ния временных правительств в различных районах России, предоставления помощи этим правительствам и через эти правительства.

Атаман Краснов при поддержке германского командования создает Донскую армию. Генералы А. И. Деникин и М. В. Алексеев на Кубани формиру­ют при помощи Антанты соединения Добровольчес­кой армии.

С 9 на 10 февраля 1918 г. из Ростова-на-Дону начался первый поход Добровольческой армии под командованием генерала Л. Г. Корнилова на Кубань. Кубанская Рада отправилась навстречу «освободите­лям». В своем заявлении Рада сообщала, что кубан­ское казачество «не смогло защитить своих избран­ников». Попытка белых взять штурмом Екатеринодар в апреле 1918 г. закончилась неудачей и гибелью главнокомандующего. Поход на Кубань, впоследствии названный 1-м Кубанским, или «Ледяным», длился 80 дней.

В условиях Гражданской войны, международной интервенции и тяжелейшего экономического положе­ния в стране согласно решению III Чрезвычайного съезда Советов Кубано-Черноморской республики на­чался усиленный вывоз продовольствия в революци­онный центр. Использование принудительных мер, реквизиции привели к тому, что на исходе весны 1918 г. на территории Кубанской области вспыхнули воору­женные мятежи.

В августе 1918 г. Добровольческая армия под ко­мандованием генерала А. И. Деникина, возглавив­шего армию после гибели Корнилова, развернула круп­номасштабное наступление на Кубань. Четвертого августа белые взяли Екатеринодар. Но красные не были сломлены. В восточной части Кубанской области сосре­доточилась Красная Армия Северного Кавказа под командованием И. Л. Сорокина. Она насчитывала до 150 тысяч бойцов, 200 орудий. Армия пополнялась в основном иногородними крестьянами. Красные су­мели отбить у белых Ставрополь и Армавир. Но удер­жать эти города не удалось.

В то время как верные большевикам воинские части отступали, а Добровольческая армия наступа­ла, грузинские воинские подразделения перешли гра­ницу в районе Адлера. Как писали газеты в Тбилиси, целью военной акции было решение грузинского пра­вительства «восстановить» границы своего государ­ства XIV в.

Пятого июля части грузинской национальной гвар­дии заняли Сочи, 13 июля - Туапсе, затем продвину­лись по линии железной дороги до станции Хадыженск, по побережью - до Архипо-Осиповки, Пшады и Михайловского перевала. Правительство Н. Жор-дания объявило о «временном» присоединении Со­чинского и Туапсинского округов к Грузинской Де­мократической Республике. Грузинские части были остановлены под Туапсе отступавшей Таманской ар­мией, а затем вытеснены с территории Черноморской губернии Добровольческой армией.

События Гражданской войны полны примеров, свидетельствовавших о том, что социальное проис­хождение и линия поведения участников революци­онных катаклизмов далеко не всегда совпадали. Это наглядно проявилось на примере Таманской армии.

Возглавляли части таманцев два бывших офицера царской армии Е. И. Ковтюх и Г. Н. Батурин, кото­рые сражались против белых вместе с кубанцами, мо­ряками-черноморцами, оставшимися в Новороссийске после потопления Черноморской эскадры украински­ми частями, отступавшими от Крыма.

В ноябре 1918 г. последние верные большевикам части покинули территорию края. Главнокомандую­щий Вооруженными Силами Юга России (ВСЮР) ге­нерал А. И. Деникин восстановил прежнюю казачью администрацию, считая казачество важнейшей час­тью антибольшевистского движения. Была воссозда­на и прежняя структура административно-территори­ального деления. В Черноморской губернии функции губернатора выполнял генерал А. П. Кутепов. В го­родах появились градоначальники, жандармерия, по­лиция, в селах и деревнях возрождалась волостная и сельская администрация.

Пятого декабря 1918 г. Кубанская Рада в соот­ветствии с «Временным положением об управлении Ку­банским краем» преобразовала Кубанскую область в Кубанский край. С этого времени и до конца марта 1920 г. Екатеринодар считался краевым центром. По­добные образования возникли на Дону, Тереке и дру­гих казачьих территориях. Однако подходы у всех были разные. Кубань и Дон стремились к широкой автономии, горцы - к отделению от России, а коман­дование ВСЮР - к единой и неделимой России.

Казачьи лидеры искали свой путь развития Куба­ни, но этому мешали старые разногласия. После от­ставки М. П. Бабыча сменилось три войсковых ата­мана, пять председателей правительства, а составы правительства менялись девять раз.

Кубанская Рада стремилась вести свою независи­мую политику. Еще в августе 1918 г. она развернула активную внешнеполитическую деятельность. При Ку­банской Раде были аккредитованы представители пра­вительств из Астрахани, Минска, Киева, Всевеликого Войска Донского, Грузии, Армении, Азербайджана, Персии. В начале 1919 г. Кубанская Рада послала свою делегацию на Парижскую (Версальскую) мир­ную конференцию, пытаясь добиться включения Ку­бани в Лигу Наций в качестве полноправного члена мирового сообщества.

Осенью ЦК РКП(б) дал указание наркому иност­ранных дел Г. В. Чичерину начать переговоры с па­рижскими представителями донского и кубанского белоказачьих правительств, которые обратились в СНК с предложением о мире.

Командованию Вооруженными Силами Юга Рос­сии стало известно также о том, что делегация Ку­банской Рады подписала с горским меджлисом в Тиф­лисе Договор дружбы, в котором обещала поддержку горцам, борющимся против Деникина. Главнокоман­дующий ВСЮР объявил этот договор незаконным. В ответ Кубанская Рада стала подтягивать в Екатери­нодар свои войска. Дело закончилось арестом и казнью некоторых вождей кубанской «самостийности».

По приказу А. И. Деникина некоторые члены па­рижской делегации были арестованы и преданы воен­но-полевому суду. Что касается самой Кубанской Рады, то на этом закончились ее искания «третьего пути».

В начале 1920 г. Красная Армия развернула ре­шительное наступление на Северном Кавказе. Еще в 1919 г. против белых начал действовать Комитет освобождения Черноморской губернии (КОЧГ), пы­тавшийся противостоять как А. И. Деникину, так и большевикам. К марту 1920 г. КОЧГ преобразовал партизанские отряды красно-зеленых (как их тогда называли) в Красную Армию Черноморья, сумевшую освободить от белых Сочи, Туапсе, Геленджик, Темрюк, Крымскую и ряд других населенных пунктов.

Пытаясь спасти положение, в январе 1920 г. ка­зачьи лидеры созвали Верховный войсковой круг Дона, Кубани и Терека, объявивший себя высшей властью для названных территорий. После переговоров с командованием Добровольческой армии А. И. Де­никин был признан Главой южнорусской власти. На круге было принято также решение о создании Ку­банской армии под командованием кубанского ка­зака - генерала А. Г. Шкуро. Но уже ничего нельзя было изменить - фронт откатывался на юг, казаки массово разбегались по станицам, полагая, что Со­ветская власть - меньшее зло, чем единая и недели­мая Россия по Деникину.

17 марта 1920 г. белые бежали из Екатеринода-ра, 27 марта пал Новороссийск, 2-4 мая в районе Адлера капитулировала 60-тысячная группировка -Кубанская армия и 4-й донской корпус. Последние отзвуки Гражданской войны на Кубани слышались в августе 1920 г., когда белые высадили десант в районе Приморско-Ахтарской, на Тамани и под Новороссий­ском. Основная десантная группа генерала С. Г. Ула-гая сумела занять станицы Брюховецкую, Тимашев-скую, Старовеличковскую, но затем группа была разгро­млена. В ноябре - декабре 1920 г. в процессе борьбы против бело-зеленых отрядов на всей территории Куба­ни и Черноморья установилась Советская власть.

Менее чем через год закончилась Гражданская война. Советская Россия перешла к мирной жизни, восстановлению экономики и строительству нового общества. Первое в истории государство трудящихся, сложившееся в огне Гражданской войны и борьбе с интервенцией, отвоевало право на самостоятельный путь развития.

 

 

 
 
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения
Место для рекламы
Центральная городская библиотека им. А. С. Пушкина
Назад Наверх  
© 2007-2012 Igor Borowski
X