Гимн Краснодарского краяГерб и флаг Краснодарского краяСимволы субъектов Краснодарского края Добавить в Избранное Сделать стартовой Назад
Главная :Связь
 
Разделы:
Памятники
Губернатор
Руководители края
Культура
История
Казачество
Вокруг рекламы
Природа
Эрудит
Культура
Библиотеки
Памятники
Песни
Фотоальбом
Разное
Экономика и сельское хозяйство
Сайт

Реклама
Кубанские
 
 
Экономика Краснодарского края

Кубанцы в русско-японской и Первой мировой войнах
 

 

Как уже отмечалось, экономический кризис на­чала XX в. обострил социально-экономические и по­литические отношения не только в России, но и между ведущими мировыми державами. При этом западные страны подталкивали Японию к войне с Россией, чтобы ослабить и отвлечь ее с Ближнего Востока и Балкан на Дальний Восток.

В 1904 г. началась русско-японская война. Изве­стие о начале военных действий было встречено в Кубанской области и Черноморской губернии с боль­шим подъемом. В городах и станицах проходил сбор пожертвований, устраивались благотворительные ве­чера для нужд армии и флота, шили одежду для боль­ниц и раненых воинов. Отправились на войну в каче­стве добровольцев и представители горских народов Майкопского и Екатеринодарского отделов. Воевали они в составе Терско-Кубанского полка. Кубанское казаче­ство было представлено в русско-японской войне свод­ной Кавказской казачьей дивизией под командова­нием генерал-майора Карпова, 1-м Екатеринодарским им. Чепеги и 1-м Уманским им. Головатого полками и Кубанской пластунской бригадой под командовани­ем генерал-майора Мартынова.

Через семь лет после окончания первой револю­ции Россия вступила в Первую мировую войну. Это событие имело катастрофические последствия. Война стала причиной роста кризисных явлений в экономи­ке, обострила социально-политические противоречия, подтолкнула страну к буржуазно-демократической революции и стала одной из главных причин паде­ния монархии.

Никогда прежде Россия не знала такого напря­жения материальных, физических, духовных сил и не несла столь ощутимых потерь, как в годы этой вой­ны. Несмотря на то что Кубанская область и Черно­морская губерния находились сравнительно далеко от театра военных действий, вся жизнь в регионе оказалась подчиненной влиянию этого события.

Осенью 1914 г. война приблизилась к границам Кубани и Черноморья. 16 и 17 октября турецкие ко­рабли обстреляли несколько черноморских городов, в том числе и Новороссийск. Россия объявила войну Турции, начались военные действия на Кавказском фронте. В Черноморской губернии и Таманском отделе было введено военное положение, а с 21 августа оно было распространено на остальную территорию Ку­банской области. Административная власть на обе­их территориях перешла к Временному генерал-гу­бернатору Кубанской области и Черноморской губернии. Им стал начальник Кубанской области и наказной атаман Кубанского казачьего войска генерал-майор М. П. Бабыч.

Кубань и Черноморье занимали важное стратеги­ческое положение не только на Северном Кавказе, но и на всем юго-востоке страны. По Кубани и Черно­морскому побережью проходили главные пути сооб­щения, обеспечивавшие снабжение Кавказского фрон­та и связывавшие Закавказье с Россией. В конце ноября 1914 г. Николай II побывал на Кубани, со­вершая инспекторскую поездку по Кавказу.

В годы войны произошли значительные измене­ния в составе населения Кубанской области и Черно­морской губернии. Военные мобилизации заставили покинуть родные места десятки тысяч людей, в то же время сюда прибыли беженцы из разоренных войной западных районов, из Закавказья, жители губерний европейской России. Если в 1913 г. в Кубанской об­ласти проживали 2,9 млн человек, то в 1916 г. -3,1 млн. Кубань оставалась самой населенной из всех губерний и областей Северного Кавказа. Из 5,6 млн человек, проживавших на юго-востоке России, более половины приходилось на Кубанскую область. Насе­ление Черноморской губернии составило около 160 ты­сяч человек.

Усилившиеся приток населения и активизация миграционных процессов оказали неоднозначное влияние на экономическую и политическую обстанов­ку в регионе. С одной стороны, они способствовали укреплению рыночных отношений, с другой - обо­стряли социальные противоречия. Мировая война на­несла серьезный урон экономике, привела к сниже­нию жизненного уровня населения.

В наиболее сложном положении оказалось сель­ское хозяйство. В силу товарного характера оно в боль­шей степени подверглось отрицательным воздействиям военного времени. В годы войны Кубань и Черноморье лишились значительной части рабочей силы, что привело к спаду производства. В результате много­численных мобилизаций в хозяйствах казаков и кре­стьян сокращалось число трудоспособных работников, а промышленные предприятия оставались без квали­фицированных рабочих. Особенно сильно пострада­ли казачьи хозяйства, так как процент призванных на военную службу у казаков был выше, чем у крес­тьян. К концу войны более 35 процентов кубанских хозяйств остались без своих работников.

Кубань и Черноморье лишились и основной массы сезонных рабочих, которые до войны обеспечивали рабочей силой как промышленность, так и сельское хозяйство. В 1917 г. их пришло на Кубань всего око­ло 140 тысяч человек. Намного меньше стало квали­фицированных работников. Резко сократилось число мужчин, возросла доля женщин и подростков. В 1917 г. женщины составляли почти половину занятых в сель­ском хозяйстве рабочих, тогда как мужчин было ме­нее одной пятой.

Одним из тревожных симптомов, проявившихся во время войны, стал рост среди наемных рабочих в сельском хозяйстве числа батраков из местных жи­телей. Работа по найму стала основным источником существования для десяти процентов хозяйств, а по сравнению с концом XIX в. их количество возросло в два раза. По данным 1917 г., на Кубани насчитыва­лось 140 тысяч батраков, чему способствовали не толь-

ко проходивший во время войны процесс обеднения хозяйств, но и повышенный спрос на рабочую силу.

Однако восполнить ее убыль оказалось невозмож­ным. Высокотоварное капитализированное хозяйство Кубани попало в годы войны в полную зависимость от рынка рабочей силы. Власти пытались регулиро­вать этот процесс путем привлечения к сельскохозяй­ственным работам беженцев и военнопленных, но эти меры оказались недостаточными.

Такие же отрицательные последствия для народ­ного хозяйства края имело нарушение экономиче­ских связей, как внутри страны, так и с заграницей. Начало военных действий, закрытие черноморских проливов привело к прекращению экспортной торговли кубанским хлебом, что нанесло ущерб его произво­дителям. Сокращались и внутренние поставки продо­вольствия. В августе 1914 г. правительство запрети­ло вывоз из России продуктов питания и ряда товаров (зерно, мука, овощи, табак, масличные культуры, нефть), производство которых составляло экономи­ческую основу региона.

В целом посевная площадь на Кубани уменьши­лась с 3485,7 тыс. десятин в 1914 г. до 273,9 тыс. - в 1917-м. Значительное сокращение было характерно для районов с развитым торговым зерновым хозяй­ством, к которым относилась Кубанская область. Если по России посевная площадь под основные культуры за указанный период стала меньше на 12 процентов, то на Кубани - более чем на двадцать. Наибольшее сокращение посевов пришлось на ведущие хлебопро­изводящие районы - Ейский, Кавказский, Таманский с их богатыми и среднезажиточными специализиро­ванными казачьими и крестьянскими хозяйствами.

В годы Первой мировой войны среди партий раз­личных политических направлений наибольшее чис­ло сторонников на Кубани и в Черноморье имели эсе­ры, социал-демократы и кадеты. Перед февральской революцией социал-демократы были представлены  всего несколькими большевистскими и меньшевист­скими группами. Социалисты находились под посто­янным надзором полиции. Только в 1916 г. трижды подвергался аресту Екатеринодарский комитет боль­шевиков.

С началом войны произошел спад рабочего дви­жения, продолжавшийся до середины 1915 г. В этот период почти полностью прекратились забастовки, не только из-за ухода рабочих на фронт, но и из-за из­менений в настроении основной части пролетариата, поддержавшей патриотические лозунги в первые ме­сяцы войны.

Что касается остальной части населения, то здесь необходимо учитывать специфику психологии, в осо­бенности казачества, с его устойчивыми традициями служения российской государственности, верности военной присяге, а также незначительность прослой­ки местных кадровых рабочих. Поэтому активными пропагандистами марксистских идей и наиболее ак­тивными участниками революционных групп во вре­мя войны становились, как правило, лица, прибыв­шие на Северный Кавказ из других губерний России.

Осень 1915 г. ознаменовалась стачками в промыш­ленных центрах Кубанской области. Стачки прошли на заводах Аведова, Буковского, Проценко в Екате-ринодаре, на заводе Гурского, фабрике гнутой мебе­ли и нефтепромыслах в Майкопе. Рабочие выступали в основном с экономическими требованиями. Подъем рабочего движения был вызван нараставшим недо­вольством тяготами войны, снижением жизненного уровня, ростом цен, перебоями в снабжении продук­тами питания, промышленными товарами. К концу войны стачки стали приобретать массовый и более длительный характер.

Новым явлением в развитии рабочего движения на Кубани стало создание в Екатеринодаре общегород­ского стачечного комитета, который с января 1916 г. руководил забастовками на заводах «Кубаноль», Буковского, братьев Богарсуковых, обувной фабрике Фотиади.

О недовольстве своим экономическим положени­ем вслед за рабочим классом заявило крестьянство Ейского и Кавказского отделов Кубанской области. А борьба карачаевских крестьян за землю была тес­но связана с усилившимся национально-освободитель­ным движением горских народов. Как и остальное население Кубани, горцы несли тяготы военных лет. Хотя они и были освобождены от призыва в армию, но платили налог взамен службы, несли разнообраз­ные военные повинности. После принятия в 1916 г. закона «О привлечении реквизиционным порядком на время настоящей войны освобожденных от воин­ской повинности инородцев империи» значительно ухудшилось их материальное положение.

В Кубанской области в 1916 г. отмечено 87 крес­тьянских волнений. Это больше, чем в других райо­нах Северного Кавказа вместе взятых. Проявлением недовольства на почве дороговизны на товары первой необходимости стали начавшиеся на Кубани, а затем охватившие и другие районы Северного Кавказа «про­довольственные бунты», которые носили стихийный характер. Толпы людей, большей частью состоявшие из женщин-солдаток и работниц, громили лавки и магазины хозяев, которые устанавливали непомерно высокие цены на свой товар. Первый из таких бунтов произошел 31 мая 1916 г. в станице Павловской, затем в станицах Атаманской, Кущевской, Канев­ской, Незамаевской, Веселой. Бунты распространи­лись по всем отделам Кубани и захватили Черномор­скую губернию. Для прекращения беспорядков власти вынуждены были направить казачьи подразделения.

Власти Кубани предпринимали определенные меры, чтобы снять социальную напряженность военного времени. Начальник Кубанской области еще в 1914 г. обязал станичные и сельские общества оказывать по­мощь в уборке хлеба неимущим и семьям ушедших на фронт казаков.

Проблемы, связанные с экономическим кризисом и последствиями войны, обсуждались в Екатерино-даре в 1916 г. на съездах сельских хозяев Кубанской области и землевладельцев-собственников. Оба съез­да, выражавшие интересы земельных магнатов, ока­зались неспособными выработать программу оздоров­ления экономики сельского хозяйства. В условиях нараставшего осенью и зимой 1916 г. общенациональ­ного кризиса в России действия местных властей не могли существенным образом повлиять на предрево­люционную ситуацию.

 

 

 
 
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения
Место для рекламы
Центральная городская библиотека им. А. С. Пушкина
Назад Наверх  
© 2007-2012 Igor Borowski
X